Nataly (nataly_hill) wrote,
Nataly
nataly_hill

Category:

Продолжение предыдущего: что делать? Немного о любви

Итак, по-видимому, прежде чем браться за какие-то дела, нам необходимо создать (или восстановить) положительное отношение к самим себе и к тому, что мы делаем.
Если не на уровне народа в целом - это очень грандиозная задача - то хотя бы на уровне самого Движения.
Как это сделать? Разве можно вообще полюбить - даже себя или свой собственный народ - сознательно, по собственному заказу? И неужели для этого существуют какие-то технологии?

Для начала, возможно, стоит понять, о чем идет речь. Т.е. чего мы добиваемся, какая-такая любовь нам нужна - и что ею не является?
Я, конечно, не берусь решать вопрос, над которым бьются много тысячелетий все философы мира.:-) Но хоть несколько слов об этом стоит сказать, прежде чем переходить к технологиям. Так что вы уж потерпите немного.
Во-первых: любовь существует. Это не пустое слово, не выдумка поэтов - это очень конкретное чувство/отношение, набор вполне определенных (и очень сильных) эмоций, связанный с мощным выплеском энергии.
Основная характеристика любви та, что при созерцании любимого человека/предмета/явления, при общении с ним, даже при одной мысли о нем у тебя резко повышается энергетический потенциал. Ты чувствуешь себя сильным, "богатым" (по Платону), способным играючи совершить любой подвиг; повышается интерес и симпатия к окружающему миру и к жизни в целом; мысль работает четче, восприятие становится глубже; хочется подниматься все выше и становиться все лучше. Любимый предмет воспринимается как нечто, находящееся впереди тебя, манящее, зовущее за собой. То, что дает тебе Силу - и подсказывает точки ее приложения.
Именно это - главное, а все остальное - второстепенно.
Любовь не тождественна привязанности, или "хорошему отношению", или "готовности служить и жертвовать" и т.д. Те поведенческие признаки, которые обычно считаются элементами любви (например, известное перечисление: "долготерпит, милосердствует, не ищет своего" и т.д.) - всего лишь ее симптомы, внешние проявления, причем очень индивидуальные и трудноформулируемые. Пытаться механически, по чужому описанию воспроизводить внешние признаки, не испытывая того, что за ними стоит - гиблое дело: ты просто не понимаешь, о чем речь. Это все равно, что из кусков расчлененных трупов пытаться составить живого человека: самый удачный исход описан в романе "Франкенштейн".
Любовь не тождественна жалости. Более того: это вещи, по сути, исключающие друг друга. Жалость к любимому воспринимается как очень тягостное переживание: мы стараемся его прекратить, избавив любимого от страданий - но, если оно продолжается долго и не находит себе выхода, то легко может убить любовь. Такой известный феномен, как охлаждение родных и близких к долго и мучительно болеющим людям, не стоит клеймить "эгоизмом": это естественная реакция психики на противоестественную ситуацию - когда то, что было для тебя источником силы, вдруг превращается в источник слабости, "живая вода" оборачивается ядом.
Увы, националистам очень свойственна именно жалость к русскому народу - причем жалость уже "подгнившая", сильно окрашенная презрением и брезгливостью.
Отождествление любимого предмета с самим собой (ср. частое: "я националист, потому что я русский, и проблемы русских - мои проблемы") имеет смысл при выполнении одного важного условия: если ты любишь самого себя. Если с удовольствием смотришь на себя в зеркало, похвалы себе принимаешь как должное, не видишь ничего дурного в том, чтобы бороться за свое счастье и преследовать свои личные интересы, при мысли о самом себе испытываешь радость и гордость, трудные жизненные задачи встречаешь с интересом и азартом, а не со страхом и унынием - тогда имеет смысл отождествлять русских с собой. Если же все обстоит иначе - сорри, но не лучше ли сначала свои проблемы решить? Зачем целый народ тащить за собой в болото?
И еще: конечно, нельзя любить абстракцию или лозунг. В любви чрезвычайно важно "созерцание" - хотя бы мысленное: а созерцать можно только образ, то, что имеет какие-то очертания.
А можно ли любить выдумку? В принципе можно (влюбляются же деффачки в литературных героев). Но, чтобы любовь приносила реальный положительный эффект, она, видимо, все-таки должна быть направлена на что-то реальное и иметь какую-то, пусть очень опосредованную, "обратную связь". Это вносит в дело элемент "честной игры". С плодом воображения всегда можно "договориться", согнуть и сломать его удобным для себя способом; а то, что от этого он перестал служить источником силы, ты заметишь лишь тогда, когда будет уже поздно. С реальным человеком так не поступишь: вот он, перед тобой - и он живой, отдельный от тебя и тебе не подвластный. Его нельзя "уломать" или "подкупить". Если хочешь стать достойным его, если хочешь ему помочь, заслужить его благосклонность или составить его счастье - тебе придется сделать это по-настоящему.
Поэтому и любовь, например, к прекрасному прошлому русского народа, сопровождаемая глубоким отвращением к его настоящему и будущему - это какая-то неправильная любовь. Мало любить прекрасных русичей, обитавших во граде Китеже во времена царя Гороха - хорошо бы испытывать какие-то теплые чувства к реальным русским, которые тебя окружают.

Дальше напишу потом.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments