Nataly (nataly_hill) wrote,
Nataly
nataly_hill

История с Войковской нужна была, собственно, для того, чтобы "вскрыть позиции".
К людям, которые говорят: "Не надо переименовывать - мы привыкли, мы не знаем, кто такой Войков, и знать не хотим, все это дело прошлое, работает - не трогай", - претензий нет. Это нормально. Разговоры про "тупых совков-обывателей" и т.д. являются здесь той самой антисоветской русофобией. Нельзя от человека _требовать_ сильных переживаний из-за событий столетней давности (да и десятилетней, да даже и тех, что происходят прямо сейчас). Принимает близко к сердцу - хорошо, нет - значит, нет.
Вообще, наверное, лучше, когда человек знает, почему вещи вокруг него так называются, свою историю воспринимает именно как _свою_, свою среду обитания - тоже, готов давать ей оценки и то, что его не устраивает, менять. Словом, живет достаточно осознанно и активно. Но если этого нет - нельзя ни принуждать, ни за это стыдить. Давать информацию, вводить такие вещи в фокус внимания, чтобы дальше думал сам - этого достаточно.

Намного хуже то, что вскрылось среди граждан с активной жизненной позицией.
Понятно было, что люди левых и "охранительских" убеждений будут защищать Войкова обязательно, хотя бы по инерции и из стадного чувства - но интересно было, как.
Так вот: помимо более или менее приличного тренда "Войков не виноват, он этого не делал" - сразу и наряду с ним обнаружился серьезный и влиятельный тренд: "Ачетакова, все правильно сделал! Это была государственная необходимость! А эти колорады сами себя сожгли, гы-гы... то есть, пардон, Николашка, его выродки и его холуи сами виноваты!"
Т.е. что здесь утверждается? Что власть вправе убивать заведомо невинных людей, даже детей, без суда, без следствия, без соблюдения минимальных законных процедур. Просто потому, что сила на ее стороне, а они у нее в руках и чем-то ей мешают.
У нее же Государственная Необходимость - значит, мы все должны варежку закрыть и войти в ее положение. И продолжать в него входить - да еще и жертв грязью поливать, чтобы дракон-батюшка не усомнился в нашей преданности - даже сто лет спустя.
Это никакая не левизна, разумеется: левый не станет восторгаться тиранией (или это какой-то очень своеобразный левый). Даже обидное слово "охранительство" здесь кажется слишком респектабельным. Это голое пресмыкательство перед силой. "Животишки наши в твоих руках, дракон-батюшка, казни нас и милуй!"
Оправдательная риторика при этом та же, с которой я сталкивалась неоднократно в обсуждении обычной уголовщины - а именно, там, где начинается виктимблейминг. Чтобы оправдать убийцу, начинают пристально рассматривать облико морале жертвы и выискивать на ней разные вины. "Короткую юбку носила, поздно вечером ходила - сама виновата, что ее изнасиловали и убили!" "Шлялся по ночным клубам, заигрывал с чужими девушками - сам виноват, что теперь в морге лежит!"
Часто за этим стоит вполне искренний (хоть и неприятный) психологический порыв - нечто вроде стокгольмского синдрома, или желания уверить себя, что неприятности случаются только с плохими девочками и мальчиками, а я хороший, со мной не случится. Но по сути-то получается, что люди оправдывают насильника или убийцу, солидаризируются с ним и побуждают к новым "подвигам".
И в обсуждении громких уголовных дел, и сейчас по "Войковской" довольно очевидно, что этот тренд подхватывают и поддерживают, а может, и направляют разного рода "люди на зарплате".
Разумеется, государству очень выгодно такое отношение к нему. Если уж сами граждане считают, что ни законности, ни гуманности не заслуживают, что с ними можно творить что хошь - чего париться?

Вот то, что довольно большая (или, по крайней мере, шумная) часть нашего гражданского общества активно и пламенно отстаивает позицию: "Мы не граждане, а рабы, что с нами не делай, будем только кланяться и спасибо говорить!" - это, конечно, прискорбно.

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 68 comments