Nataly (nataly_hill) wrote,
Nataly
nataly_hill

Category:

Национализм и феминизм: неожиданная параллель

Русский национализм, как ни странно, довольно схож с феминизмом.
Вижу, уже вижу, как загораются глаза, пена брызжет с губ, и пальцы коршунами кидаются на клавиатуру. :) Однако овладейте собой, дорогие френды, и послушайте дальше.

И там, и там речь идет о сообществе людей, которые арифметически являются в обществе большинством, а не меньшинством, которые - по крайней мере, здесь и сейчас - прямому насилию или порабощению не подвергаются, однако считают, что их права ущемлены и интересы соблюдаются недостаточно, и борются за то, чтобы получить больше.

Феминизм существует в двух основных вариантах. Один - либеральный феминизм или суфражизм, актуальный во второй половине XIX - первой половине XX вв. и занимавшийся борьбой с объективным неравноправием женщин, в то время повсеместно распространенным. Суфражистки требовали, чтобы женщинам был открыт доступ к "мужским" профессиям, чтобы они могли без ограничений работать, зарабатывать и распоряжаться собственностью, избирать и быть избранными - и так далее. "Равные права для женщин" - вот был их лозунг. Не правда ли, это нам что-то напоминает?



А противники их отвечали: дорогие наши, вы же и так великий народ, наши старшие братья богини и королевы! Зачем вам еще какие-то права, заработки или, прости господи, политическое представительство? Давайте мы вам лучше цветочек подарим и комплимент скажем - и идите себе, идите, идите строить Днепрогэс и покорять космос поливать цветочки и варить замечательные борщи, которые у вас так хорошо получаются. А скучную мужскую возню вокруг денег и власти оставьте нам.
Тоже очень на что-то похоже, верно? :)

Второй вариант - радикальный феминизм. Тот самый, который обычно понимается под "просто феминизмом", который сейчас наиболее известен и народом обоих полов дружно нелюбим. Он сложился, когда цели суфражисток были уже достигнуты; но отдельные тонко организованные женские натуры ощутили, что щастья все равно нет этого мало, и решили продолжать борьбу дальше, идя вглубь и вширь.

Радфем я тоже, честно сказать, ОЧЕНЬ не люблю. О том, что он из себя представляет, я уже писала: если кто-то хочет поспорить, то лучше это делать там.

Если вкратце, то иной раз и радфем правду говорит - но общая его конструкция настолько уродлива, и крупицы правды погружены в такой дикий и странный контекст, что лучше бы не говорил.

Основная его идея та, что жизнь в "патриархальном обществе" безнадежно уродует женщину, внедряя в ее сознание "патриархальные структуры" - так что она, бедняжка, оказывается неспособна освободиться, даже когда ей все желанные права подносят на блюдечке. Потому что мужчина-угнетатель у нее только снаружи, но и внутри.

Странным образом, начав с бескомпромиссной войны с мужчинами и с идеи "сестринства" (то есть безусловной женской солидарности), радфем быстро переходит к войне с самими женщинами. Которые - в лучшем случае, жалкие обманутые дурочки, в худшем, грязные предательницы - почему-то не считают себя неполноценными, не спешат ломать свою психику в целях искоренения "патриархальных структур" или посвящать жизнь борьбе с противоположным полом, и вообще свои групповые интересы понимают иначе. Несчастные, больные, изуродованные люди - что еще сказать о них?..
Нет ли и в этом какого-то сходства с известными нам реалиями?

Женскому движению, однако, очень повезло в том, что эти два направления оказались разнесены во времени. "Второй феминизм" сложился и обрел силу уже после того, как победил первый. И не успел первому сильно навредить.
А случись им развиваться одновременно - представьте себе, что бы из этого вышло!

Женское движение:
- Мы требуем себе избирательных прав!

Оппонент:
- Погодите. Но ваши же соратницы пишут (достает толстую книжку)... где тут... ага, вот: "Каждая женщина - рабыня каждого мужчины. Патриархальные структуры, укорененные в женском сознании, вынуждают женщину подчиняться мужчине и принимать его мнение как свое, даже когда он видимым образом на этом не настаивает". Так зачем вам право голоса? Вы же просто начнете смотреть на ближайших мужчин и голосовать так же!

Женское движение:
- Хватит сидеть на кухне - дайте нам возможность заниматься "мужскими" делами, пустите за операционный стол, за штурвал и за столы переговоров!

Оппонент:
- Минуточку. Но ведь ваши же соратницы пишут (листает толстую книжку): "Патриархальное общество сделало женщину пассивной и безынициативной, убило ее независимость и способность управлять своей жизнью". И еще: "Разумеется, женщина боится мужчины - своего вековечного врага и угнетателя: это же так естественно!" И еще: "Жизнь женщины - бесконечная мука, бесконечная цепь насилий и унижений, которым она не может сопротивляться". И еще... и еще... кошмар какой! Слушайте, как же вас, ссыкливых таких, за штурвал сажать? Как чужие жизни доверить человеку, который и своей-то управлять не способен? И если у вас даже в мирной обстановке "каждая женщина в рабстве у каждого мужчины" - что же с вами на войне будет? А за столом переговоров? Напротив-то мужчины будут сидеть - как вы справитесь с их гипнотическим влиянием? И как может решать проблемы общества тот, у кого собственная повседневная жизнь - "бесконечная мука" и парад лузерства? Нет, девушки, извините, но неполноценным и недееспособным равные права не полагаются. А вы неполноценны и недееспособны - сами себя так аттестуете. Давайте как-нибудь... разберитесь со своими проблемами, истребите патриархальные структуры из своего сознания, перестаньте быть лузершами и слабосильными ничтожествами - а после этого можно будет и о гражданских правах поговорить.

К чему я все это говорю?
А просто замените "женщин" на "русских", а радикальный феминизм - на рассуждения о "русской болезни" и "русском ничтожестве", которые так любят, под видом горькой правды, излагать иные наши товарищи.

Разумеется, риторика реальных суфражисток - тех, которые боролись за свои гражданские права и победили - была совершенно иной. Они не называли себя "слабыми", "изуродованными", "вековечными рабынями". Наоборот, доказывали, что они сильны, храбры, самостоятельны, способны сами собой распоряжаться. Что они ничем не хуже своих оппонентов. И именно поэтому должны быть с ними юридически равны.






Такова логика ситуации.

Тот, кто выпрашивает себе пособие на бедность, разумеется, должен выглядеть как можно неудачливее, несчастнее и жальче. Чем громче он жалуется на трудную судьбу и чем нагляднее демонстрирует свои язвы, тем лучше.
Но мы, русские националисты, разве милостыню просим? С кружкой на паперти стоим, умоляя, чтобы русским бросили копеечку?

Или мы все-таки боремся за свою свободу, ресурсы и власть?

А тот, кто претендует на свободу, ресурсы и власть - исходит из того, что он этого достоин.
Он силен, смел, умен, независим, умеет бороться и побеждать.
Он сумеет всем этим правильно распорядиться.

Именно это он должен сообщать и себе, и окружающим - каждым своим словом, каждым действием, каждым движением.

Тот, кто этого не понимает - не прошел в школе жизни еще и подготовительного класса.





Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 17 comments