Nataly (nataly_hill) wrote,
Nataly
nataly_hill

Categories:

...на много маленьких медвежат

Отвечая на мой пост о Прибалтике, Алексей Широпаев пишет:

...Русскоязычную диаспору в странах Балтии нельзя рассматривать как диаспору национальную. Это некое имперское меньшинство, которое маскирует свою имперскую ностальгию и имперские претензии «национальными интересами русских». Оно агонизирует вместе с империей и заражает все вокруг.
Тут проблема в том, что четкая русская идентичность отсутствует. В русском сознании «русское» и «имперское» как правило сливаются. И в самой России ситуация примерно та же, что и в Латвии, только здесь русские – имперское большинство, но опять-таки не нация. И пока русский народ будет существовать как имперское целое, обремененное соответствующими мифами – толку не будет. Будет империя, перманентное средневековье. Выход не просто в регионализации России, а прежде всего в регионализации русского народа и формировании на этой основе ряда нормальных политических наций. В этом и состоит главная задача подлинной, революционной национал-демократии.


Признаюсь, для меня это некоторое откровение. Не просто правда то, что рассказывают о нацдемах из НДА их противники - правда оказалась гораздо хуже злых сплетен и "компромата"!
Ведь, если я правильно понимаю то, что говорит Широпаев, то речь идет не просто о пресловутом "расчленении России" - это бы еще полбеды - а об уничтожении русского народа. Не физическом уничтожении; но разборке на части, конструировании из "человеческого материала" нынешних русских - нескольких небольших (или умеренной численности) новых народов, с разной идентичностью и самосознанием, которые будут действовать как "нормальные политические нации", то есть рассматривать друг друга как чужаков и яростно бороться друг с другом.
В самом деле, революционный замысел.



Сейчас, несмотря на многолетние усилия системы, направленные на атомизацию общества и натравливание людей друг на друга, ничего подобного нет. Напротив - в последние годы мы видим явное усиление солидарности и чувства общности среди русских, в том числе географически весьма друг от друга удаленных. В какой-то точке страны происходит катастрофа - потоп в Крымске, лесные пожары в Поволжье - и вся страна переживает за пострадавших, и за сотни и даже тысячи километров люди спешат на помощь. Драматические истории крестьянина из Воронежской области или старушки из глухой деревни в Татарстане задевают и тех, кто очень далек от них и географически, и социально. Может быть, самый яркий пример - история Приморских Партизан: за их приключениями следила вся страна, обсуждали их с пеной у рта, одни превозносили, другие проклинали. Интересная деталь: среди людей прорусски-ориентированных бурно дебатировался вопрос, в самом ли деле они приняли ислам, или все-таки нет. Понятно, почему: в современном русском сознании принятие ислама - шаг, означающий добровольное "самоисключение" из русского народа, отказ от общей идентичности. Но, кажется, ни один человек не сказал: "Да ладно, хватит, что нам за дело до этих дальневосточников и их региональных проблем!" История людей, отделенных от нас десятью тысячами километров, четко воспринималась как "наша" история, а все ее герои - как "наши" люди, чьи действия нас прямо касаются, которым мы должны дать оценку и встать на чью-то сторону. Причем мотив солидарности был важен для обеих сторон; не случайно упрек в адрес "партизан" чаще всего звучал примерно так: "Да это какие-то бандиты - убивают простых милиционеров, наших же русских парней!"..
Но для нацдемов, похоже, это-то и является пороком, нуждающимся в искоренении.

Националисты очень разные. Но есть какие-то центральные ценностные аксиомы, без которых само понятие национализма выхолащивается и теряет смысл. Так же, как коммунист перестанет быть коммунистом, если скажет, что ничего не надо менять, при капитализме тоже живется недурно. Или христианин перестанет быть христианином, если скажет, что Иисус был просто выдающимся человеком и учителем жизни, а Бога, в сущности, нет. И так далее.
Для национализма, на мой взгляд, к таким безусловным аксиомам относятся:
- ценность моего народа
- ценность его идентичности, национального самосознания, культуры
- ценность национальной общности и солидарности
Единственные претензии, которые могут прозвучать со стороны националиста к этим ценностям - то, что они мало выражены. Что, например, русские недостаточно осознают себя русскими, не имеют национальных политических амбиций, не любят и плохо знают свою культуру, разрозненны и атомизированы, и так далее.
И любые попытки изменить свой народ со стороны националиста (а они неизбежны - вступая с чем-то или с кем-то в контакт, мы в любом случае меняем его и меняемся сами) направлены на то, чтобы помочь ему стать более русским. Избавиться от того, что этому мешает, и как можно лучше быть самим собой.
Но вот, совсем рядом - люди, которые тоже называют себя русскими националистами, и свою цель видят в том, чтобы прекратить существование русского народа, а из его останков сконструировать несколько новых - этакие Франкенштейны наоборот (тот из трупов нескольких человек пытался слепить одного).



Это уже не просто непонимание или разногласие в терминах - здесь какая-то мировоззренческая пропасть, которую не перепрыгнешь.
В самом деле, бессмысленно спрашивать: "Почему же вы не поддерживаете русских там-то и там-то?" - у тех, кто прямо говорит, что никаких русских быть не должно, а задачу свою видит в проведении над русским народом некоей хирургической операции, результатом которой станет разрушение живой связи между нами и превращение нас в кого-то совсем другого.

Upd.: ответ Нестеренко, который все они бросились перепечатывать - очень эмоциональный и, по-моему, не особо осмысленный:
http://ru-nazdem.livejournal.com/1739663.html
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 186 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →