Nataly (nataly_hill) wrote,
Nataly
nataly_hill

Category:

Судья Боровкова и ее совесть



Страшным преследованиям, самой настоящей травле подвергается судья Тверского мирового суда Ольга Боровкова, прославившаяся тем, что в течение января вынесла несколько заведомо неправосудных приговоров по политическим мотивам. Именно эта милая женщина, в числе прочего, два раза подряд упекла за решетку Владимира Тора.



Тяжело ей было идти против правды. Во второй раз дошло до того, что она падала в обморок прямо во время суда. Но мужественная женщина собралась с силами, заткнула рот внутреннему голосу - и довела свое неправедное дело до конца.
(NB: Впрочем, в последнее время твердость ей изменяет: с последнего суда аналогичного свойства она попросту сбежала.)
За это-то теперь и мстят ей неведомые негодяи! Страшно сказать, что они сделали: расклеили возле дома судьи листовки, в которых описывают ее подвиги (к сожалению, не все) и спрашивают - вы только послушайте! - есть ли у нее совесть?



Что за бестактный и, прямо скажем, неуместный вопрос! Какая еще совесть у госслужащего? Какую роль может играть совесть в работе судьи? Когда Тор на суде попросил ее судить по совести - госпожа Боровкова веско ответила, что ее совесть никакого отношения к делу не имеет, и лучше ему говорить по существу.
Настойчивые вопросы о совести оскорбляют и даже пугают госпожу Боровкову. И некоторые доблестные рыцари уже выдвинулись на ее защиту. Полковник Бирюков, глава Центра общественных связей при ГУВД Москвы (тот самый, на встречу с которым шел Тор, а попал на 25 суток), заявил, что ГУВД обратило внимание на этот тревожный факт и уже проводит по нему проверку. Прокремлевская организация "Местные" готова круглосуточно дежурить в ее подъезде: чтобы, если появятся злодеи и снова начнут что-нибудь про совесть малевать - сразу их остановить и пресечь, пока они не нанесли хрупкой психике судьи непоправимого ущерба. А еще одна разновидность нашистов, "Молодые юристы России", пошли дальше: они готовы в Думу законопроект внести о том, чтобы законодательно запретить гражданам интересоваться совестью судей.



Хоть у меня и есть основания относиться к судье Боровковой с сильнейшей личной неприязнью (она мне юбилей сорвала, помимо всего прочего) - я не держу на нее зла. Я не желаю, например, чтобы с ней случилось то же, что с Константином Косякиным - онкологическим больным, которого она упекла на 10 суток, в результате чего его состояние ухудшилось, и дни, проведенные в спецприемнике без адекватной медицинской помощи, стали для него мучительной пыткой. Онкология - это очень страшно, этого никому не надо желать. Не желаю, чтобы над ней издевались так же, как она на моих глазах издевалась над людьми, оказавшимися в ее власти. Не желаю, чтобы она сидела за решеткой или стояла в очередях на передачу; не желаю, чтобы ее дети (если они у нее есть или будут) тосковали по ней, не понимая, куда вдруг исчезла мама.
Я не желаю этого. Но в мире действуют определенные закономерности. Зло, сотворенное тобой, возвращается и обрушивается на твою голову. Когда множество людей тебя ненавидит - и не просто так, а за дело, - когда ты оскорбляешь свое призвание и, будучи поставлена служить справедливости, глумишься над самой идеей справедливости - это неизбежно так или иначе скажется на твоей судьбе.
Тор на втором суде сказал Боровковой: "Пусть на Страшном Суде вас судят так же, как вы судите на земле". Я не верю в Страшный Суд так, как его описывает христианство - но думаю, что в этом образе есть некая глубокая истина. И еще думаю, что этот другой Суд начинается уже здесь.
"Местные" и прочие кремлевские подпевалы могут защитить Боровкову от неприятных напоминаний о совести - но от вещей куда более страшных не защитят. Это не в силах человеческих; а силы ада вряд ли придут ей на помощь.
Я от всей души желаю Ольге Юрьевне Боровковой, чтобы она прислушалась к напоминаниям о совести, чтобы не воспринимала их как оскорбление или угрозу. Это не угроза - это, быть может, единственное ее спасение.
Я желаю судье Боровковой, чтобы она вспомнила о своей совести и поступила по совести. Чтобы публично извинилась за вынесенные ею неправедные приговоры, вышла в отставку и больше не творила зла. На мой взгляд, это самый разумный и достойный выход из той трудной ситуации, в которой она сейчас находится.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 31 comments