Nataly (nataly_hill) wrote,
Nataly
nataly_hill

Category:

Ежедневный отчет: суд над нашим товарищем и его оправдание

Сегодня я ездила в Люберцы на суд над нашим товарищем Владимиром Тором (tor85). Обвиняли его по административке, в "организации стихийного несанкционированного митинга на территории города Котельники 29 ноября 2009 года" (это точная формулировка из материалов дела).
Это само по себе уже анекдот: стихийный митинг - на то и стихийный, что происходит сам собой, как явление природы, без чьего-либо руководства и организации. Однако котельническая милиция, посмотрев на Тора, очевидно, сочла, что этот человек способен оседлать стихию и сделаться Властелином Хаоса.
(На самом деле его, видимо, привлекли потому, что он, единственный из выступавших – человек довольно известный, на которого в милиции имеются «ориентировки»; так что его просто узнали – и решили сделать козлом отпущения.)
Дело, казалось бы, пустячное – подумаешь, штраф в 1000 рублей – но для политического активиста довольно серьезное. Человек, уличенный в таком нарушении, в течение какого-то времени не может подавать заявки на массовые мероприятия и вообще вынужден «ходить опасно». Да и сама постановка обвинения явно противоречит пресловутой 31-й статье Конституции.
Надо сказать, что в жизни Тора это уже второй подобный случай. Два года назад его обвиняли в организации народного схода по случаю убийства Ани Бешновой. Тогда его защищал адвокат ДПНИ, но это не помогло - Тор провел двое суток в кутузке и выплатил штраф. Правда, после схода милиция все-таки начала искать убийцу - и нашла, так что "страдания за народ" не пропали даром.
В этот же раз вышло иначе.

Город Люберцы расположен очень близко от Москвы; однако, войдя в суд, сразу понимаешь: это уже не Москва. Разница простая - намного меньше денег.
Здание суда страшно обшарпанное и снаружи, и внутри, с рождения (т.е. лет 50) не знавшее ремонта. У дверей - никаких металлоискателей, никакого предъявления документов. Входи кто хочет. В Москве такого ни в одном суде не встретишь. При входе у дверей канцелярии - громадная очередь, чего в Москве тоже все-таки уже не бывает. Дверь сортира с нетвердо стоящим на своем месте унитазом снаружи украшена объявлением, в коем слышен крик измученной судейской души:

Люди, будьте людьми даже в туалете! Не сорите и спускайте за собой! Вы пришли и ушли, а мы здесь весь день работаем!

Изнутри дверь украшена трогательными надписями типа: "Андрюша, люблю и буду ждать!" Надолго ли посадили Андрюшу? :-(
В самом зале суда (куда тоже без вопросов пускают всех) скамьи также отмечены народным творчеством. На спинке скамейки начертано крупными буквами: «ЗЛО», «САТАНА» - и чуть ниже, выныривая из глубин темной мистики на грешную землю: «ПРОКУРОР ЧМАРЬ».
Протоколы вести не принято: вместо этого свидетелей просят предоставлять письменные объяснения или самих записывать свои показания прямо по ходу суда. Вообще вся атмосфера и взаимное обращение в суде носят какой-то патриархальный, приятно неформальный характер. :-)

Судья Воронцова Е.В., приятная на вид дама средних лет, на прошлом заседании выяснила, что в материалах дела, предоставленных милицией города Котельники, написано одно, а вот свидетели защиты говорят совсем другое – поэтому на сегодня вызвала в качестве свидетелей милиционеров, присутствовавших на митинге.
Ментов пришло двое. Первый из них явился в форме, но без документов – вместо удостоверения он предъявил временную справку о том, что в милиции работает уже давно, но удостоверения пока не получил, а паспорт просто оставил дома.
- Нет, так не пойдет, - сказала судья. – Мне положено удостоверять вашу личность, а для этого нужны нормальные документы. Зовите сюда вашего товарища, а сами идите домой.
Второй (опер, в гражданском, но с пистолетом) лучше подготовился к появлению в суде и потому остался в свидетелях.
- А что это другой ваш сотрудник без документов ходит? – спросила судья.
- Ох, у нас вообще с этим проблема, - грустно отвечал опер. – У меня-то удостоверение тоже ненастоящее: на самом деле я давно уже лейтенант – а по удостоверению все еще младший лейтенант.
На этом процедурные вопросы окончились – начался допрос.
Свидетель не помнил НИЧЕГО. Он не помнил, какого числа происходил митинг. Не мог даже приблизительно сказать, сколько собралось народу. Не помнил, сколько было выступающих и что они говорили. Не помнил, во что был одет обвиняемый, зато вспомнил, что он был в головном уборе (которого на Торе как раз не было). Не помнил, когда, как и сколько раз обвиняемый произносил свои противоправные призывы, какими словами их формулировал, что говорил перед этим и после этого. Твердо помнил только одно: именно этот человек, именующий себя Владимиром Тором, призывал людей перейти на другую сторону дороги и разобраться с незаконным строительством.
(NB:Митинг на московской стороне Новорязанского шоссе был санкционирован, а вот на подмосковной стороне, где и располагается стройка – уже нет; поэтому главным вопросом, обсуждавшимся на суде, было: «Почему курица люди перешли через дорогу?»)
Судья, адвокат и сам подсудимый полчаса по очереди пытали свидетеля, выжимая из него хоть какую-то конкретику.
- Да не помню я! – говорил опер. – Тут этих митингов знаете, сколько было – а нас на каждый гоняют, и у меня в голове уже все перепуталось!
- Значит, в самом деле тяжелая проблема, если так задевает людей, - заметила судья.
Опер не знал, кто составлял рапорт, легший в основу дела; не знал, привлекается ли к ответственности кто-нибудь еще, и если нет, то почему; не знал, велась ли милицией фото- и видеосъемка – предположил только, что «должна была вестись, потому что есть установка на таких мероприятиях всегда ее вести».
- Ладно, - сказала наконец судья. – Хватит его мучить, видно, что больше он нам ничего не скажет. Переходим к вещественным доказательствам.
- Эти сотрудники милиции, - сказал адвокат second_sign, - вечно с ними так!
- Да уж, - со знанием дела согласилась судья.
И действительно: с сотрудниками милиции, дающими показания в суде, сплошь и рядом такое случается.
Судья отпустила бедного опера с миром, велев только записать свои показания. Следующие полчаса он корпел над листком бумаги, время от времени спрашивая у нас, как пишутся разные слова.
Но это все были еще цветочки. Настоящее откровение о работе российской милиции ждало нас впереди.
Вещественными доказательствами служили две видеозаписи: одна – милицейская, приобщенная к делу, другая – сделанная на митинге видеооператором ДПНИ.
Мы принесли с собой ноутбук, но милицейский диск на нем не открылся, и судья вместе с подсудимым и адвокатом пошли смотреть его на компьютере в кабинете судьи. Нам, естественно, было ничего не видно, но прекрасно слышно.
Начинается запись… и звучит хорошо знакомая заставка ДПНИ-шных роликов:



Вместо того, чтобы вести, как положено, оперативную съемку, котельнические менты просто скачали из сети ролик ДПНИ и приложили к делу! :-)))))

Проглядев полную видеозапись, на которой был показан ход митинга от начала до конца, судья увидела, что Тор в самом деле не призывал людей переходить через дорогу – зато активно призывал к этому другой человек, как раз в головном уборе, какой-то местный активист. (В любом случае, ему ничего не грозит – через несколько дней истекает срок привлечения к административной ответственности.)
Посмотрев на все это, судья объявила, что никаких нарушений закона со стороны Тора не видит и дело прекращает – и поехали мы домой, как победители. :-)


Надо сказать, что в правозащитной практике я уже не в первый раз встречаюсь с судьями, которые действительно стараются разобраться в деле и судить по справедливости. Так что неправы те, кто говорит, что в суде все прогнило – пока еще не все.
Спасибо судье Воронцовой за то, что она приняла правильное решение. Спасибо свидетелям, которые не поленились прийти в суд и рассказать, что происходило на самом деле. И, конечно, адвокату, юристу Русского Общественного Движения Матвею Цзену, который блестяще выполнил свою работу – правильно построил линию защиты, подготовил доказательства. Думаю, в большой степени мы обязаны победой именно ему.
Ну и, конечно, сам Тор молодец. :-)
Tags: РОД-хроника
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 8 comments