Nataly (nataly_hill) wrote,
Nataly
nataly_hill

Categories:

Солидарность с русскими политзаключенными

25 июля в этом году будет отмечаться как День солидарности с русскими политзаключенными.

Недавняя комиссия ОБСЕ, исследовав соблюдение прав человека в РФ, пришла к выводу, что, хоть в целом права соблюдаются из рук вон плохо, однако политзаключенных в России нет.
Трудно понять, куда смотрела комиссия. Потому что политзаключенные у нас, безусловно, есть.
Я говорю сейчас не о людях из "других лагерей" - сторонниках "Другой России" или нацболах. То, что они попадают под суд и садятся за решетку именно "за политику", очень часто - по надуманным и абсурдным обвинениям, общеизвестно. Конечно, они - классические политзаключенные. Однако среди их соратников уже сложилась эффективная практика информирования общественности и помощи своим. Поэтому, говоря о политзаключенных в современной России, широкая публика, как правило, имеет в виду именно "несогласных" или лимоновцев. О них есть кому вспомнить, им есть кому помочь.
Но есть и другие - те, о ком почти никто не знает, не помнит, не думает.
Те, кто при жизни брошен в ад за то, что слово "русский" для них - не пустое слово. Политзаключенные - русские националисты.

Кто они?

Во-первых, это узники статьи 282 УК РФ.
Люди, лишенные свободы за свои слова. За статью в газете, выступление на митинге, песню на самодеятельном концерте. В последнее время - уже и за записи в блогах или на интернет-форумах. Пресловутая "русская статья" превратилась в универсальное орудие антинационального террора: любое высказывание на тему проблем в межнациональных отношениях, при помощи послушных экспертов, можно трактовать как "возбуждение вражды". Но этого мало: 282-я статья позволяет преследовать разжигание не только национальной, но и социальной розни. На практике это означает, что любой человек, позволивший себе публично покритиковать действия правительства РФ, работу милиции или местных чиновников - "поджигатель вражды к социальной группе". И кандидат на отсидку.

Во-вторых, это жертвы "списков экстремистов".
Составление таких списков - антизаконное и антиконституционное - в последние годы все более распространяется в практике правоохранительных органов.
Кого и как заносят в эти списки? Как правило, это молодые мужчины-славяне, примерно от 16 до 30 лет. Главный их отличительный признак - связь с Русским Движением.
Эта связь может быть очень многообразна. Как попасть в список? Например, сообщить о своем членстве в какой-либо национальной организации, которую милиция считает "экстремистской", хотя ни один суд ее таковой не признал. "Засветиться" на митинге или пикете - разрешенном, к которому у властей официально никаких претензий нет. Активно писать в интернете на политические темы. Каким-либо образом проявлять гражданскую активность "в реале"... Способов много. Иной раз довольно того, чтобы в "экстремистский список" записали кого-то из твоих друзей или знакомых - а ты попадаешь туда уже "по цепочке".
Как используются списки экстремистов? Очень по-разному. Но один из способов - для "раскрытия" преступлений.
Допустим, убит иностранный гражданин. Что проще: искать настоящего убийцу, тратя на это время и силы, без гарантии результата, зато с возможностью получить проблемы? Или достать список экстремистов и посмотреть, кто из фигурантов живет поблизости от места преступления? Выбрать подходящего, арестовать, давлением, угрозами и пытками выбить из него признание, еще нескольких "экстремистов" - таким же манером - сделать лжесвидетелями... Готово: очередное "громкое скинхедское дело раскрыто"!
Так поступили с Владимиром Макаровым: и это далеко не единственный случай. К сожалению, фабрикация дел стала у нас практически нормой. Вот совсем недавно поступило сообщение о том, что нескольких "правых" схватили и пытают, выбивая из них признание в убийстве Ильи Джапаридзе... Выбьют.:-( И появится очередная "банда скинхедов"...
Увы, работа нашей милиции и судов такова, что вызывает априорное недоверие к очень многим обвинениям и приговорам. Особенно - тем, в которых фигурируют мотивы "национальной ненависти" и "экстремизма". Не зная всех обстоятельств, практически невозможно сказать, вправду ли человек совершил то, в чем его обвиняют - или же он "списочный экстремист", жертва борьбы государства с русским национализмом. Иными словами, политзаключенный.

Однако, скажут мне, как быть с теми, кто действительно попал в тюрьму "за дело"? Какие же они политзаключенные? То, что они делали, по любым законам является преступлением - за это они и сидят...
Чтобы ответить на этот вопрос, проведем мысленный эксперимент.
Все мы знаем о деле т.н. "черных ястребов". Молодые люди, уроженцы Азербайджана, сбившись в стаю из 15-20 особей, нападали в метро на русских, били их и резали ножами, издавая при этом ксенофобские возгласы и призывы. Свои вылазки планировали заранее, снимали на мобильник и выкладывали ролики в интернет. Сейчас их судят за... хулиганство. (Только одного - за "тяжкие телесные".)
Ни покушения на убийство - это после удара ножом в сердце! Ни сговора и создания преступной группировки. Ни пропаганды национальной вражды. Ни мотива национальной ненависти. И, разумеется, никакого экстремизма! Просто "хулиганство", невинная детская шалость, за которую больше 5 лет ну никак не дадут.
А теперь представим: все обстоятельства те же самые, вот только на скамье подсудимых - русские скинхеды, группой нападавшие на выходцев с Кавказа с криком, соответственно, "Бей хачей"...
Отнесется ли к ним следствие и прокуратура столь же мягко?
Судя по процессу Рыно-Скачевского, по делу Копцева, за несколько ножевых порезов получившего 16 (!) лет, по многим другим громким делам - отнюдь. К "русским фашистам" наши следственно-судебные органы подходят совершенно иначе, чем к фашистам нерусским. Условных сроков за убийство, как получил Багдасарян из Нижнего Новгорода, мы тут не дождемся. Тут каждое лыко идет в строку, тут выносятся максимально суровые, иной раз - абсурдно суровые приговоры.
Русских ли судят с особой жестокостью, или к нерусским подходят чересчур мягко, или и то, и другое сразу - очевидно, что, разбирая межнациональные конфликты, власть не беспристрастна. Она играет на определенной стороне.
А значит, это тоже политика.
Когда за одно и то же преступление один человек получает условный срок, а другой 15 лет строгого режима - это несправедливость, которая не может не возмущать. Пока она не исправлена - мы говорим о политзаключенных.


Участь заключенных - страшнее смерти. Они вычеркнуты из мира живых. Они живут в страшных условиях - постоянных унижений, бесправия, полной зависимости от враждебной системы, толкающей их к деградации и гибели. Многие из них совершенно одиноки: позор тюрьмы и многолетнее заключение сильно бьют по родственным связям. Время от времени до нас доносятся глухие известия, что кто-то из них ушел из жизни - обычно говорится о самоубийстве... и все принимают это как должное. Кто знает, что произошло на самом деле? Да и кому интересно, как умирают в аду?
Никто не заслуживает такой участи. Даже для настоящих преступников это слишком жестокое наказание. И тем более не заслуживают его люди, вся "вина" которых - в честности, активности, открытой гражданской позиции, или же в том, что какой-то следователь, решив побыстрее раскрыть дело и заработать лычку, воспользовался для этого "списками экстремистов".
Судить их - не наше дело. Это уже сделано без нас. Наше дело - протянуть руку помощи.
Те из них, кто выживет в тюрьме, рано или поздно выйдут на свободу. Какими они вернутся в наш мир? Сломленными, душевно раздавленными калеками? Или озлобленными "одинокими волками", ненавидящими не только государство, но и общество, которое от них отвернулось, и бывших друзей и соратников, так легко забывших об их существовании?
Этого не должно произойти! Мы не можем, не имеем права оставлять этих людей в одиночестве. Им нужно хотя бы знать, что они не одни.

Поэтому накануне Дня политзаключенных, 24 июля, Правая Лига при поддержке Русского Общественного Движения проводит акцию в помощь русским политзаключенным. Акция пройдет возле Дорогомиловского суда, где судят "черных ястребов", по адресу: м. Кутузовская, ул. Студенческая, д. 36, с 11 до 15 часов.Каждому, кто пожертвует средства в помощь русским политзаключенным, будет вручен памятный подарок.
Пусть каждый, кто сделает доброе дело, придя на суд - заодно сделает и еще одно доброе дело: поможет своим.

Те, кто не сможет быть в суде 24 июля, могут участвовать в акции на расстоянии, пожертвовав средства на Яндекс-кошелек, Вебмани или с помощью SMS. Как это сделать - читайте на сайте Правой Лиги.

Это только начало - акция будет продолжаться.


Дорогие друзья, к сожалению, я не смогу участвовать в этой акции: уже сегодня я уезжаю из Москвы. Мне не удастся быть здесь и присмотреть за тем, чтобы все прошло как следует. :-( Надеюсь на вас. :-)
Пожалуйста, распространяйте эту информацию, приходите на суд, участвуйте в акции. Успеха нам всем.



А кроме того, я считаю, что Аракчеев должен быть свободен
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 24 comments