Nataly (nataly_hill) wrote,
Nataly
nataly_hill

Михаил Косенко

Сегодня вечером я хочу отложить сериал про богинь, которым на Олимпе хорошо, и написать про человека, которому здесь и сейчас очень плохо.
Это один из "узников 6-го мая", Михаил Косенко.



Обвинение у него - как у всех: мол, 6-го мая на Болотной площади бунтовал и бил ОМОН. Степень обоснованности такая же, как у всех остальных (т.е. минимальная, если есть вообще). И поступили с ним так же, как со всеми: посадили в СИЗО до ноября месяца, чтобы "не скрылся и не продолжил преступную деятельность".
Но в одном отношении Косенко сильно отличается от всех остальных "узников Болотной".
Дело в том, что он тяжело болен и должен постоянно получать лечение, которого в СИЗО не получает.

У Косенко психическое заболевание, полученное после контузии в армии. Какое именно - не знаю, да и не стремлюсь узнавать: это относится к деликатным обстоятельствам личной жизни. Но, очевидно, достаточно серьезное: он является инвалидом II группы, состоит на учете в психоневрологическом диспансере и постоянно принимает психотропные препараты.
Что такое поддерживающее лечение психотропными препаратами? Это значит, что таблетки человека не вылечивают, но подавляют болезненные симптомы. Грубо говоря, пока он пьет таблетки - он адекватен, нормально соображает и более или менее нормально живет. Стоит прекратить принимать таблетки, или начать их пить нерегулярно - психика идет вразнос.
Психофармакология - это вообще целая наука: какие психотропы принимать, когда и сколько - все подбирается индивидуально, с "тонкой настройкой" на пациента, часто методом проб и ошибок. Препарат, который человек принимает постоянно, нельзя резко отменять, при переходе с одного на другой надо соблюдать какие-то меры предосторожности... короче, там море сложностей, которые требуют внимания и руководства специалистов.
Судя по тому, что до ареста Косенко жил самостоятельно, нормально функционировал, что на суде он, хоть и был сильно подавлен, держался вполне адекватно и разумно - можно заключить, что лечили его правильно, и лечение ему помогало.
Но вот он попадает в тюрьму.
Тюрьма сама по себе является сильнейшим ятрогенным фактором - попросту говоря, там иной раз и здоровые с ума сходят. А для изначально неустойчивой психики больного человека внезапное тюремное заключение должно было стать тяжелейшим ударом.
Но главное, в СИЗО Косенко остался без своих лекарств и без наблюдения врача.
На суде прокурор предъявил какую-то медсправку из СИЗО, где было написано, что, мол, арестованному по состоянию здоровья ничто не препятствует находиться в тюрьме. Однако сам Михаил там же, на суде, заявил, что в СИЗО его никто не обследовал, о его здоровье не спрашивал. Кто и на каких основаниях написал эту "маляву" - неизвестно.
Лекарства, необходимые Косенко для поддержания адекватного психического состояния, первый месяц не поступали в СИЗО вообще. Начальство просто отказывалось их принимать и передавать. В последнее время вроде бы стали принимать, но изредка, с перебоями. Но пить психотропы с перебоями - все равно, что вообще не пить.
С врачом в СИЗО Михаил беседовал один раз, через дверь. Было это так: ему стало плохо ночью, сокамерники начали стучать в дверь и звать врача, врач крикнула: "Сейчас приду!" - и не пришла. Вот и все медицинское наблюдение.
И в любом случае, это врач общего профиля, который, скорее всего, в психиатрии не разбирается. А психиатра в СИЗО нет. И нет никакой возможности быстро его вызвать или к нему попасть, если понадобится.

Что происходит с человеком, который пил психотропы, и вдруг резко перестал их пить?
Те симптомы душевного расстройства, с которыми он надеялся уже распрощаться навеки, к нему возвращаются.
Дальше все зависит от того, чем именно он болен.
Если это, например, какое-то депрессивное расстройство, то у него начнется депрессия. А клиническая депрессия - это не то легкое уныние, которое мы обычно понимаем под этим словом. Это, как говорится, не дай бог никому. У человека в депрессии нет сил встать с кровати, умыться, одеться, заговорить. Он не может читать, не может ни о чем думать. Все его силы отнимает неотступная, невыносимая, изматывающая внутренняя боль, какой-то непроглядный душевный мрак. И то, что для нее вроде бы нет объективных причин, что физически все в порядке и ничего не болит, совершенно не помогает делу. (А уж если объективные причины для переживаний есть - например, ты сидишь в тюрьме непонятно за что... ) Но еще хуже т.н. ажитированная депрессия - когда невыносимая боль есть, а упадка сил нет. Тогда человек мечется, наносит себе раны, бьется головой о стену, кричит и умоляет его прикончить, потому что не может выносить эту муку. Депрессия часто связана с навязчивыми мыслями о самоубийстве - и многие в депрессии кончают с собой или калечат себя, пытаясь это сделать.
А если болезнь была связана с галлюцинациями и бредовыми идеями - значит, вернутся все эти "радости". Снова послышатся голоса и начнут отдавать разные интересные команды, или вдруг обнаружится, что все вокруг враги и против тебя в заговоре, или еще что-нибудь подобное. Тюрьма, кстати, объективно очень располагает к развитию паранойи. А в бреду человек легко может начать вести себя неадекватно, в т.ч. по отношению к тем, кто рядом - выполняя приказы голосов, или защищаясь от мнимых врагов, или еще что-нибудь в таком роде.
Таким образом, психически больной, которому внезапно оборвали лечение, во-первых, может испытывать тяжелейшие страдания, а во-вторых, может быть опасен и для себя, и для окружающих.
Мало того: психическая болезнь, как правило, предполагает нарушения мышления. Которые снимаются все теми же препаратами. А при резкой отмене препаратов возвращаются, как и все остальное. И это значит, что больному, оставленному без лекарств, НАМНОГО сложнее, чем любому из нас, ориентироваться в трудной ситуации и защищать свои интересы. А именно эти способности остро необходимы, когда тебя обвиняют в преступлении и тащат под суд.

Диагноз Косенко был оглашен в суде; в том, что он серьезно болен, никто не сомневается. Однако, насколько я знаю, судом вообще не был рассмотрен вопрос о том, как подействует на него, учитывая его болезнь, помещение под стражу и фактическое прекращение лечения.
Вчера на конференции сестра Михаила Ксения Косенко заявила, что, по ее сведениям, состояние брата ухудшается с каждым днем. Но врачи СИЗО отказываются предоставлять ему необходимую медицинскую помощь. (Да, наверное, и не могут - что они ему там предоставят "от головы"? Таблетку аспирина?)

Таким образом, отказавшись отпустить Михаила Косенко под подписку о невыезде, Басманный суд обрек этого человека:
- на серьезное ухудшение здоровья
- на страдания, намного превышающие страдания здорового человека в аналогичной ситуации
- возможно, на неспособность защищать себя на следствии и в суде
- возможно (не дай бог, конечно!), на то, чтобы стать источником опасности для самого себя или окружающих
- на отсутствие квалифицированной медицинской помощи

Зачем? Чтобы не сбежал? Да куда он побежит, елы-палы?! Он инвалид, постоянно принимающий лекарства: он привязан к своему психдиспансеру и своим регулярно возобновляемым рецептам! Какую, на хрен, "преступную деятельность" он продолжит?! Начнет каждый день ходить на митинги и прицельно бить ОМОН? Самим-то не смешно?
Это просто равнодушие. Приказали - исполняем. Велено засадить за решетку 11 случайно выбранных из толпы людей - засаживаем всех, с одинаковыми бессмысленными "обоснованиями".
И кому какое дело, что для одного из них заключение в СИЗО опасно - в самом прямом и серьезном смысле слова? Что оно является для него пыткой и может окончиться трагедией?

Я думаю: есть же организации, как минимум, международные (да и в России, наверное, тоже уже есть), прицельно защищающие права психически больных. Это прямо для них случай! И случай вопиющий. Лучше поднять тревогу сейчас, пока еще не произошло ничего непоправимого.
На мой взгляд, Михаилу Косенко необходимо, как минимум, обследование независимыми квалифицированными экспертами-психиатрами, которые вынесут свой вердикт: может ли он вообще по состоянию здоровья оставаться под стражей, и если да, то какая медицинская помощь должна быть ему обеспечена.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 20 comments